Дело NФ08-2341/2017 по делу N А63-15336/2015. О признании недействительным договора купли-продажи земельного участка, применении последствий недействительности сделки, исключении сведений из ЕГРП, обязании возвратить денежные средства, оплаченные по догов

Решение суда о признании договора купли-продажи недвижимого имущества недействительным, применении последствий недействительности сделки, взыскании судебных расходов № 2-4082/2017 ~ М-3415/2017

№ 2-4082/17

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Ростов-на-Дону «28» июля 2021 года

Октябрьский районный суд г. Ростова-на-Дону в составе:

председательствующего судьи Агрба Д.А.

при секретаре Бородовской Ю.О.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску ФИО к ФИО, 3-е лицо Управление федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Ростовской области о признании договора купли-продажи недвижимого имущества недействительным, применении последствий недействительности сделки, взыскании судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

ФИО обратилась в суд с иском к ФИО о признании договора купли-продажи недвижимого имущества недействительным, применении последствий недействительности сделки, в обоснование иска ссылаясь на то, что 22 июля 2021 года она заключила с ФИО договор купли-продажи 1/6 доли в праве собственности на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: , №а.

Цена Договора, в соответствии с пунктом 2 Договора, составила 300 000 рублей. Между тем, согласно составленной 22 июля 2021 года расписки, ФИО получил от истца денежную сумму в размере 972 000 рублей за проданные объекты недвижимости, включая сумму 300000 руб. по договору купли-продажи от 22 июля 2021 года.

Решением Октябрьского районного суда г. Ростова-на-Дону от 04 октября 2021 года удовлетворены исковые требования Администрации Октябрьского района г.Ростова-на-Дону к ФИО и другим собственникам, 3-е лицо Департамент архитектуры и градостроительства г.Ростова-на-Дону о признании объекта капитального строительства, расположенного на земельном участке по указанному выше адресу самовольной постройкой, обязав ее и иных ответчиков осуществить за счет собственных средств его снос.

Ссылаясь на указанные выше обстоятельства и положения п. 1 ст. 168, п. 1 ст. 129, п. 2 ст. 222 ГК РФ, просит суд признать недействительным договор купли-продажи долей в праве собственности на земельный участок, площадью 315 кв.м. и объект капитального строительства, площадью 205 кв.м., расположенные по указанному выше адресу и применить последствия недействительности сделки, возвратив ФИО объекты недвижимости, аннулировав запись в ЕГРП о регистрации права собственности на объекты недвижимости за ФИО, взыскав с ответчика в ее пользу денежные средства в сумме 972000 руб.

В судебное заседание истец не явилась, о времени и месте рассмотрения дела, со слов доверителя извещена надлежащим образом, поэтому суд счел возможным рассмотреть дело в отсутствие истца в прядке ст. 167 ГПК РФ.

Представитель истца по доверенности в судебном заседании исковые требования поддержала и просила их удовлетворить, дав пояснения аналогичные доводам иска.

Ответчик ФИО в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, в обоснование позиции представил суду письменный отзыв, который приобщен к материалам дела.

Представитель ответчика ФИО – Конышев Е.А. … возражал против удовлетворения исковых требований по доводам, изложенным в письменном отзыве.

Представитель Управления Росреестра по РО в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом о месте и времени рассмотрения дела. Дело рассмотрено в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Суд, выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, приходит к следующим выводам.

В силу ГК РФ (статьи 166-168) сделки в зависимости от оснований для признания их недействительными могут быть ничтожными либо оспоримыми.

Статьи 166, 167, 168 и 181 ГК РФ, в их взаимосвязи, закрепляют право лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, обратиться в суд с иском о признании такой сделки недействительной.

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

По смыслу п.1 статьи 166 ГК РФ во взаимосвязи со статьей 168 ГК РФ, сделки, которые могут быть признаны недействительными судом, относятся к оспоримым.

В соответствии с пунктом 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996г. № «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (пункт 1 статьи 166 Кодекса)... Кодекс не исключает возможности предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки…

Предъявляя требования о признании договора купли-продажи от 22.07.2015, заключенного с ФИО, недействительным, истец ссылалась на его ничтожность, мотивируя тем, что редакция статьи 168 ГК РФ, действовавшая на дату заключения договора, рассматривает сделку, нарушающую требования закона или иного правового акта, как оспоримую или ничтожную, в зависимости от наличия или отсутствия у такой сделки специальных критериев.

По общему правилу, такая сделка признается оспоримой. Вместе с тем, такая сделка будет являться ничтожной при наличии любого из следующих условий: а) сделка посягает на публичные интересы; б) сделка посягает на права и охраняемые законом интересы третьих лиц. При этом для признания сделки ничтожной достаточно одного из двух условий.

Из установленных по делу обстоятельств следует, что вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Ростова-на-Дону от 04 октября 2021 года, объект капитального строительства, распложенный на земельном участке с кадастровым № по адресу: , признан самовольной постройкой. Указанным решением суд обязал истца ФИО и других сособственников осуществить за счет собственных средств снос самовольно возведенного строения лит. «Г», состоящего из двух этажей, расположенного на земельном участке с кадастровым № по адресу: , и привести указанный земельный участок в первоначальное состояние.

Истцом по указанному выше делу выступала администрация Октябрьского района г.Ростова-на-Дону, то есть орган местного самоуправления. Статья 46 ГПК РФ наделяет органы государственной власти и местного самоуправления специальной процессуальной правоспособностью обращения в суд в интересах, в том числе, неопределенного круга лиц, то есть в публичных интересах.

В п.22 совместного постановления Пленумов ВС РФ / ВАС РФ № 10/22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» говорится, что с иском о сносе самовольной постройки в публичных интересах вправе обратиться прокурор, а также уполномоченные органы в соответствии с федеральным законом. Критерии защиты публичных интересов при разрешении вопросов сноса самовольных построек также приводятся в пунктах 2, 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 г. № 143 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Таким образом, из установленных по делу обстоятельств следует, по оспариваемому договору купли-продажи от 22 июля 2021 года ФИО отчуждена самовольно возведенная постройка, то есть объект недвижимости, который в гражданском обороте участвовать не может в силу закона. Такая сделка не соответствует требованиям закона и одновременно посягает на публичные интересы, что свидетельствует о ее ничтожности.

Однако приведенные истцом в иске доводы не являются основанием для признания оспариваемого договора купли-продажи недействительным. Основания данного вывода следующие.

Как следует из материалов дела и не оспаривается сторонами, 22 июля 2021 года между ФИО и ФИО заключен договор купли-продажи на недвижимое имущество, заключающееся в 1/6 доли в праве собственности на земельный участок общей площадью №.м. с кадастровым номером № и 1/6 доли в праве собственности на объект недвижимого имущества жилого дома площадью №.м., расположенные по адресу: .

В силу пункта 2 статьи 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

В соответствии со ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В случаях если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные п. 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

По смыслу приведенных выше норм материального и процессуального права, сделка, совершенная собственником по распоряжению принадлежащим ему имуществом в форме и порядке, установленными законом, предполагается действительной, а действия сторон добросовестными, если не установлено и не доказано иное.

Истцом оспаривается договор купли-продажи, заключенный с ответчиком, со ссылкой на положения ст. 168 ГК РФ, поскольку возведенный объект является самовольной постройкой и имеется решение суда о его сносе, вынесенное после заключения договора купли-продажи.

Судом установлено и не отрицалось сторонами, что при заключении спорного договора они произвели осмотр объекта недвижимости, ознакомились с его состоянием и согласились принять его в собственность, равно как и долю в праве не земельный участок, на котором расположен объект недвижимости. На момент заключения договора купли-продажи от 22.07.2015 за ФИО было зарегистрировано право собственности на земельный участок и объект недвижимости в установленном законом порядке. Впоследствии в установленном законом порядке был зарегистрирован переход права собственности на доли в праве собственности на недвижимое имущество за истцом.

Запрета распоряжаться спорным имуществом, ограничения прав ответчика ФИО на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности земельным участком и расположенным на нем объектом недвижимости по указанному выше адресу не имелось.

Согласно положениям статьи 1, а также ч. 1 ст. 4 Федерального закона Российской Федерации от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» наличие установленных уполномоченными органами запрещений, стесняющих правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества (ареста имущества и других), является ограничением (обременением) прав на недвижимое имущество, подлежащим регистрации в порядке, установленном этим Законом.

В соответствии с ч. 4 ст. 19 этого же Закона наличие ареста или запрета совершать определенные действия с объектом недвижимого имущества является основанием для приостановления государственной регистрации прав до снятия ареста или запрета.

Как установлено судом, договор купли-продажи доли спорного земельного участка и расположенного на нем объекта недвижимости заключен между истцами и ответчиком ФИО 22.07.2015 до вынесения решения Октябрьским районным судом г.Ростова-на-Дону 04 октября 20216 года о признании его самовольно возведенным строением и сносе. Ранее указанной даты какие-либо запреты на распоряжение этим имуществом не налагались. Ограничение (обременение) прав в отношении спорного земельного участка и расположенного на нем объекта недвижимости в указанный период времени в ЕГРП на недвижимое имущество отсутствовали.

Из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, содержащихся в п. 75. Постановления от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума) следует, что применительно к статьям 166 и 168 ГК РФ под публичными интересами, в частности, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды. Сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом, является ничтожной как посягающая на публичные интересы, например, сделки о залоге или уступке требований, неразрывно связанных с личностью кредитора (пункт 1 статьи 336, статья 383 ГК РФ), сделки о страховании противоправных интересов (статья 928 ГК РФ). Само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.

Согласно пункту 85 Постановления Пленума в качестве сделок, совершенных с целью заведомо противной основам правопорядка или нравственности, могут быть квалифицированы сделки, которые нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои. К названным сделкам могут быть отнесены, в частности, сделки, направленные на производство и отчуждение объектов, ограниченных в гражданском обороте; сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг; сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми.

Для применения статьи 169 ГК РФ необходимо установить, что цель сделки, а также права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей заведомо противоречили основам правопорядка или нравственности, и хотя бы одна из сторон сделки действовала умышленно.

Доказательств фиктивности договора купли-продажи истцами также не представлено. На момент заключения договора купли-продажи спорное имущество под арестом не находилось, не было обременено обязательствами перед третьими лицами, соответственно, могло свободно выступать предметом любой гражданско-правовой сделки.

Признание в последующем подлежащим сносу жилого дома как самовольной постройки не означает, что на момент заключения сделки приобретаемая доля в праве собственности на жилой дом обладала признаками такой постройки или была признана таковой на момент заключения и исполнения сторонами сделки договора купли-продажи. Кроме того такими признаками не обладает другой объект договора купли-продажи 1/6 доля в праве общей долевой собственности на земельный участок. Данный земельный участок не был ограничен ни на момент сделки, ни на момент рассмотрения спора, ни на данный момент.

Таким образом, суд приходит к выводу, что сторонами были согласованы все существенные условия, необходимые для договоров данного вида, с соблюдением требований закона о форме договора и о государственной регистрации.

Обязанность ФИО и других лиц осуществить снос самовольно возведенного объекта строительства – жилого дома лит. «Г» по указанному выше адресу установлена вступившим в законную силу решением суда только 04 октября 2021 года.

На момент заключения сделки 22.07.2015 приобретаемые объекты недвижимости были законны, право собственности продавца ФИО на объекта недвижимости было зарегистрировано в ЕГРП, признание в последующем подлежащим сносу жилого дома как самовольной постройки не означает, что на момент заключения сделки приобретаемая доля в праве собственности на жилой дом обладала признаками такой постройки или была признана таковой на момент заключения и исполнения сторонами сделки договора купли- продажи. Во время совершения сделки право продавца было зарегистрировано в ЕГРП, не оспорено, следовательно, заключенная сделка не имеет пороков.

Учитывая установленные выше обстоятельства и приведенные нормы гражданского законодательства, суд не усматривает правовых оснований для признания заключенной между сторонами сделки ничтожной.

Поскольку в удовлетворении требований о признании договора купли-продажи недействительным отказано, отсутствуют основания и для удовлетворения производных требований о применении последствий недействительности сделки.

Процессуальным основанием для взыскания с ответчика в пользу истца понесенных по делу судебных расходов, является вывод суда о правомерности заявленных требований. Поскольку в удовлетворении исковых требований истцу отказано в полном объеме, то отсутствуют процессуальные основания для взыскания с ответчика пользу истца судебных расходов по делу.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ,

РЕШИЛ

Исковые требования ФИО к ФИО, 3-е лицо Управление федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Ростовской области о признании договора купли-продажи недвижимого имущества недействительным, применении последствий недействительности сделки, взыскании судебных расходов оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Ростовский областной суд через Октябрьский районный суд г. Ростова-на-Дону в течение месяца со дня изготовления мотивированного решения.

Мотивированное решение изготовлено 29.07.2017.

Судья:

Признание недействительным договора купли-продажи земельного участка

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 12 апреля 2021 г. N 18-В11-13
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Горшкова В.В.
судей — Харланова А.В. и Момотова В.В.
рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Павленко А.М
. к Денисову Н.А., Дядюре А.А., Северскому отделу управления Федеральной регистрационной службы по Краснодарскому краю о признании недействительными договоров купли-продажи земельного участка, свидетельств о государственной регистрации права на земельный участок, признании права собственности на земельный участок, истребовании земельного участка из чужого незаконного владения, встречному иску Дядюры А.А. к Павленко А.М. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону на земельный участок по надзорной жалобе представителя Павленко А.М. — Дегтярева П.А. на кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 января 2021 г. и постановление президиума Краснодарского краевого суда от 18 августа 2021 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения представителя Дядюры А.А
. — Севастьянова Р.О., полагавшего надзорную жалобу оставить без удовлетворения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
Павленко А.М
. обратился в суд с иском к Денисову Н.А., Дядюре А.А., Северскому отделу управления Федеральной регистрационной службы по Краснодарскому краю о признании недействительными договоров купли-продажи земельного участка, свидетельств о государственной регистрации права на земельный участок, признании права собственности на земельный участок, истребовании земельного участка из чужого незаконного владения.
В обоснование заявленных исковых требований истец ссылался на то, что он является наследником имущества, оставшегося после смерти 15 января 2021 г
. его отца Павленко М.И., 2021 г. рождения. Наследственное имущество, в частности, состоит из фундамента жилого дома незавершенного строительством и земельного участка, площадью 2021 кв. метров, расположенных по ул. <…> района. Отделом по Северскому району управления Федеральной регистрационной службы по Краснодарскому краю в принятии документов для регистрации выданного ему нотариусом 18 февраля 2021 г. свидетельства о праве на наследство по закону ему было отказано по причине предоставления другими лицами правоустанавливающих документов на указанный земельный участок. Также ему стало известно о том, что 17 октября 2021 г. некий Павленко М.И., проживающий в <…>, выдал доверенность Терешкину В.Н. на регистрацию и продажу земельного участка, расположенного по ул. <…> района. Из этой доверенности усматривалось, что фамилия, имя и отчество его отца Павленко М.И., 2021 г. рождения, совпадают с фамилией, именем и отчеством Павленко М.И., 2021 г. рождения, выдавшего доверенность Терешкину В.Н. на регистрацию и продажу земельного участка, площадью 2021 кв. метров, по указанному выше адресу. Данная доверенность была впоследствии 16 декабря 2021 г. отменена выдавшим ее Павленко М.И., 2021 г. рождения.
1 декабря 2021 г. Терешкин В.Н., действующий по доверенности Павленко М.И., 2021 г. рождения, продал указанный земельный участок Денисову Н.А., а последний, в свою очередь, в этот же день продал его Дядюре А.А. Таким образом, как указал истец, ответчики своими действиями существенно нарушили его права как собственника данного земельного участка.
В ходе рассмотрения дела представитель Павленко А.М
. — Дегтярев П.А. дополнил основания иска и ссылался на недобросовестность приобретателей спорного земельного участка Денисова Н.А. и Дядюры А.А., а также представил суду исковое заявление об истребовании этого земельного участка из чужого незаконного владения.
Дядюра А.А. предъявил встречный иск к Павленко А.М. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону от 18 февраля 2021 г., указав, что законных оснований приобретения права собственности на спорный земельный участок у Павленко М.И. не возникло, в связи с чем данное свидетельство было выдано истцу — Павленко А.М. незаконно.
Решением Северского районного суда Краснодарского края от 8 декабря 2021 г
. иск Павленко А.М. удовлетворен, постановлено признать недействительным договор купли-продажи земельного участка, площадью 2021 кв. метров, расположенного по ул. <…> района <…> края, заключенный 1 декабря 2021 г. от имени продавца Павленко М.И., 2021 г. рождения, Терешкиным В.Н. и покупателем Денисовым Н.А.
Решением суда постановлено признать недействительными свидетельство о государственной регистрации права N <…>, выданное управлением Федеральной регистрационной службы по Краснодарскому краю на имя Денисова Н.А., а также договор купли-продажи этого земельного участка, заключенный 1 декабря 2021 г
. продавцом Денисовым Н.А. и покупателем Дядюрой А.А. Признано недействительным свидетельство о государственной регистрации права N <…> выданное управлением Федеральной регистрационной службы по Краснодарскому краю на имя Дядюры А.А.
Этим же решением суда на Дядюру А.А. возложена обязанность возвратить указанный земельный участок Павленко А.М. Отказано в удовлетворении встречного иска Дядюры А.А. к Павленко А.М. о признании свидетельства о праве на наследство по закону недействительным. В пользу Павленко А.М. с Денисова Н.А. взыскано <…> рублей, с Дядюры А.А. — <…> рублей, а также с Дядюры А.А. в доход государства взыскана государственная пошлина в размере 2021 рублей 95 копеек.
Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 января 2021 г
. решение суда первой инстанции от 8 декабря 2021 г. отменено и по делу принято новое решение, которым в иске Павленко А.М. отказано, встречный иск Дядюры А.А. удовлетворен.
Постановлением президиума Краснодарского краевого суда от 18 августа 2021 г
. кассационное определение от 28 января 2021 г. оставлено без изменения.
В надзорной жалобе представителем Павленко А.М
. — Дегтяревым П.А. ставится вопрос об отмене кассационного определения от 28 января 2021 г., постановления президиума Краснодарского краевого суда от 18 августа 2021 г. с оставлением без изменения решения суда первой инстанции от 8 декабря 2021 г.
27 декабря 2021 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации дело истребовано в Верховный Суд РФ и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 22 марта 2021 г. надзорная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит определение судебной коллегии и постановление президиума Краснодарского краевого суда подлежащими отмене с направлением дела на новое кассационное рассмотрение по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Разрешая дело и удовлетворяя иск Павленко А.М. и отказывая Дядюре А.А. в удовлетворении встречного иска, суд первой инстанции исходил из того, что, что истец Павленко А.М. является наследником имущества, оставшегося после смерти 15 января 2021 г. его отца — Павленко М.И., 2021 г. рождения, а именно, земельного участка, площадью 2021 кв. метров, и фундамента жилого дома незавершенного строительством на этом земельном участке по адресу: <…>. Договор купли-продажи земельного участка по указанному адресу был заключен 1 декабря 2021 г. с ненадлежащим продавцом — Павленко М.И., 2021 г. рождения, который никакого отношения к спорному объекту недвижимости не имел. Данный договор был заключен по доверенности, выданной Павленко М.И., 2021 г. рождения, Терешкину В.Н. 17 сентября 2021 г. (впоследствии доверенность отменена доверителем 16 декабря 2021 г.). Терешкин В.Н. знал, что спорный земельный участок никогда не принадлежал Павленко М.И., 2021 г. рождения. Указанный договор купли-продажи содержал ложные сведения как о его правообладателях, так и о характеристике самого земельного участка, а также о его обременении третьими лицами. Поскольку спорный земельный участок выбыл из владения Павленко А.М. как наследника Павленко М.И., 2021 г. рождения, помимо его воли, земельный участок подлежит истребованию у Дядюры А.А. (последний покупатель) на основании статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда от 8 декабря 2021 г
. и принимая по делу новое решение об отказе Павленко А.М. в иске и удовлетворении встречного иска Дядюра А.А., указал, что выводы суда первой инстанции об удовлетворении иска Павленко А.М. являются необоснованными, поскольку право собственности Павленко М.И. (1928 г. рождения) на спорный земельный участок надлежащими доказательствами не подтверждено, в силу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации Денисов Н.А., а впоследствии и Дядюра А.А., приобретшие данный земельный участок за оговоренную в договорах денежную сумму, являются добросовестными приобретателями указанного земельного участка.
Президиум Краснодарского краевого суда согласился с изложенными в кассационном определении от 28 января 2021 г. основаниями к отмене решения суда и постановлением от 18 августа 2021 г. оставил указанное кассационное определение без изменения.
Между тем, при рассмотрении дела судом кассационной инстанции и президиумом Краснодарского краевого суда были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита прав и законных интересов Павленко А.М.
В соответствии с пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать имущество от добросовестного приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.
В силу пункта 4 статьи 2021 Гражданского кодекса Российской Федерации принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.
Судом первой инстанции было установлено, что истец Павленко А.М. является наследником имущества, оставшегося после смерти 15 января 2021 г. его отца — Павленко М.И., 2021 г. рождения. Спорный земельный участок по адресу: <…> постановлениями администрации Северского сельского сельсовета от 7 апреля 2021 г. N 166 и N 166-5 был выделен его отцу Павленко М.И. в собственность для строительства жилого дома, а постановлением администрации Северского сельсовета от 9 апреля 2021 г. N 180 Павленко М.И. было разрешено строительство жилого дома на закрепленном за ним земельном участке.
На основании представленных нотариусу указанных документов Павленко А.М
. как наследнику после смерти Павленко М.И., 2021 г. рождения, 18 февраля 2021 г. выдано свидетельство о праве на наследство по закону. Согласно этому свидетельству наследственное имущество состоит из расположенного по указанному адресу фундамента жилого дома незавершенного строительством и земельного участка площадью 2021 кв. метров.
Пунктом 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2021 г
. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что граждане, юридические лица являются собственниками имущества, созданного ими для себя или приобретенного от других лиц на основании сделок об отчуждении этого имущества, а также перешедшего по наследству или в порядке реорганизации (статья 218 Гражданского кодекса Российской Федерации). В силу пункта 2 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом. Иной момент возникновения права установлен, в частности, для приобретения права собственности на недвижимое имущество, в том числе, в порядке наследования. Так, если наследодателю принадлежало недвижимое имущество на праве собственности, это право переходит к наследнику независимо от государственной регистрации права на недвижимость. Право собственности на недвижимое имущество в случае принятия наследства возникает со дня открытия наследства (пункт 4 статьи 2021 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Судом первой инстанции установлено, что договор купли-продажи спорного земельного участка от 1 декабря 2021 г. был заключен с ненадлежащим продавцом — Павленко М.И., 2021 г. рождения, который, не имея права собственности на спорный объект недвижимости, выдал 17 сентября 2021 г. Терешкину В.Н. по просьбе последнего доверенность на право регистрации права собственности на данный земельный участок и продажи этого земельного участка (впоследствии доверенность 16 декабря 2021 г. была отменена самим доверителем); указанный договор на момент его заключения содержал ложные сведения как о его правообладателях, так и о характеристике самого земельного участка, а также и о его обременении третьими лицами. Используя данную доверенность, Терешкин В.Н., зная, что спорный земельный участок никогда не принадлежал Павленко М.И., 2021 г. рождения, 1 декабря 2021 г. продал участок Денисову Н.А., который, в свою очередь, в тот же день продал этот земельный участок Дядюре А.А.
Указанные обстоятельства сторонами по делу не оспаривались.
Поскольку по смыслу пункта 4 статьи 2021 Гражданского кодекса Российской Федерации наследник, принявший наследство, становится собственником имущества со дня открытия наследства независимо от времени и способа его принятия, а судом первой инстанции установлено, что Павленко М.И., 2021 г
. рождения, принадлежало на праве собственности спорное недвижимое имущество, наследодатель умер 15 января 2021 г., то есть задолго до совершения 1 декабря 2021 г. сделки со спорным земельным участком, сделка была совершена по подложным документам, суд первой инстанции пришел к выводу о выбытии данного участка из владения истца Павленко А.М. помимо его воли и на основании статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации истребовал этого земельный участок у Дядюры А.А.
Суд кассационной инстанции, отменяя определением от 28 января 2021 г
. решение суда и принимая новое решение об отказе в иске, сослался на то, что право собственности отца истца — Павленко М.И., 2021 г. рождения, на спорный земельный участок надлежащими доказательствами не подтверждено, Денисов Н.А. и Дядюра А.А. являются добросовестными приобретателями данного земельного участка.
Однако при этом в нарушение ст
. 198 ГПК РФ суд кассационной инстанции в определении не указал, какие конкретно доказательства свидетельствуют об отсутствии у Павленко М.И., 2021 г. рождения, права собственности на спорное недвижимое имущество, не привел доводы, по которым он отверг представленные Павленко А.М. доказательства, не указал также кто являлся собственником земельного участка до его продажи Денисову Н.А., какими доказательствами подтверждается право собственности этого лица на спорный земельный участок и не сослался в подтверждение своего вывода на закон.
Что касается вывода суда кассационной инстанции о том, что Денисов Н.А. и Дядюра А.А. являются добросовестными приобретателями указанного земельного участка, то, с ним также согласиться нельзя.
Судом первой инстанции было установлено и данный вывод не опровергнут судом кассационной инстанции, что Денисов Н.А., а затем Дядюра А.А., каждый приобретая в один и тот же день, а именно 1 декабря 2021 г., спорный земельный участок по договору купли-продажи, не могли не знать о том, что, как указал суд первой инстанции, данное имущество приобретено у Павленко М.И., 2021 года рождения, то есть у лица, не имевшего права на его отчуждение, в частности в связи с тем, что в п
. 2 договора купли-продажи от 01 декабря 2021 г., заключенного между Денисовым Н.А. и Дядюра А.А. содержались не соответствующие действительности сведения о том, что земельный участок принадлежит продавцу этого участка Денисову Н.А. на праве собственности на основании постановления администрации Северского сельского Совета Краснодарского края от 07 апреля 2021 г. N 166.
Кроме того, судебная коллегия не учла, что согласно пункту 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать имущество и от добросовестного приобретателя в случае, когда имущество выбыло из его владения помимо его воли.
Как разъяснено в пункте 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2021 г
. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» по смыслу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.
При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции не имелось предусмотренных законом оснований к отмене решения суда с вынесением нового решения по делу об отказе Павленко А.М
. в иске и удовлетворении встречного иска.
Президиум Краснодарского краевого суда, оставляя 18 августа 2021 г
. без изменения кассационное определение от 28 января 2021 г., согласился с изложенными в нем выводами и не обратил внимания на допущенные судом кассационной инстанции нарушения норм материального и процессуального права.
При таких обстоятельствах, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что вышеназванные судебные постановления приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, что является в силу статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основанием для их отмены.
На основании изложенного Судебная коллегия считает, что определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 января 2021 г. и постановление президиума Краснодарского краевого суда от 18 августа 2021 г. нельзя признать законными и они подлежат отмене с направлением дела на новое кассационное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Краснодарского краевого суда.
Руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 января 2021 г
. и постановление президиума Краснодарского краевого суда от 18 августа 2021 г. отменить, дело направить на новое кассационное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Краснодарского краевого суда.

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: