Как живут россияне, которые уехали в США по туристической или студенческой визе — и решили остаться

Мы уехали в США, притворившись жертвами кровавого путинского режима. Лучше бы мы этого не делали

Мы живем в Америке уже год. В Екатеринбурге я в последнее время нигде не работала, а здесь устроилась оператором в отдел доставки местного ресторана. Денис в Екатеринбурге был электриком, этим же он занимается и в Штатах.

Переехать в США захотел именно Денис. Он читал блог одного парня из Беларуси, который тоже работал электриком и решил переехать в Штаты. Блогер подробно описывал этапы своей жизни, рассказывал, что работа там легче, люди добрее, а еще есть возможность недорого построить себе дом. Он начал мне показывать все это, говорить, как там прекрасно.

А для меня Америка была последней страной, которую я хотела посетить в качестве туриста. Жить там тем более не хотелось. Но, видя, как это важно для Дениса, я согласилась — отнеслась к переезду как к приключению. Полетела с мыслью, что вернуться никогда не поздно.
Мы получили туристическую визу на полгода
. Для этого пришлось ехать в Грузию, так как на тот момент посольства США в России почти не работали. Когда у нас уже были все документы, в том числе билеты, одна знакомая в Америке посоветовала выйти на одиночный пикет. Она объяснила, что так делают многие, чтобы подать в США на политическое убежище и получить гражданство. Тогда мы еще не знали, каким образом останемся жить в Америке, поэтому Денис решил выйти на пикет на всякий случай.

Все это происходило, когда Навального в очередной раз арестовали на 50 суток. Его штаб агитировал всех на непрерывное пикетирование. То есть ребята должны были меняться каждый час. Но к нашему приходу там никого не было, да и после нас смена тоже не пришла.

Нам еще советовали, что лучше нарваться на конфликт с полицией. Но Денис решил не рисковать, чтобы у нас не пропали билеты и виза. Да и полиция особо не интересовалась происходящим. Только пару раз подходили люди и спрашивали, зачем Денис тут стоит.

Уже в Америке мы поняли, что политическое убежище — это самый худший метод легализации. Это долго, труднодоказуемо и не очень надежно, особенно если речь идет о политических гонениях. Потому что пока твое дело рассматривают, ситуация в стране меняется. Так происходит с ребятами из Украины, которые подавали на убежище несколько лет назад, а рассматривают их просьбы сейчас. Зеленского выбрали президентом, а в стране стало спокойнее, поэтому украинцам сложнее получить убежище.

Хотя на самом деле понять, чем руководствуются офицеры при одобрении или отказе в политическом убежище, сложно — можно только гадать. Тут много всяких странных теорий. Например, говорят, что чаще одобряют по утрам.

Большинство эмигрантов сейчас подают документы как секс-меньшинства (больше половины, думаю, ими не являются) либо делают упор на религию или национальность. Свидетелей Иеговы (запрещенная в России организация, — прим. ред.) в РФ объявили сектой, поэтому их стало очень много среди уже приехавших.

Самым надежным и быстрым способом получить гражданство в Америке считается брак. Поэтому одиноким молодым ребятам чаще всего отказывают в туристической визе. И тут необходимо понимать, что играть в пару нужно весьма убедительно, так как вас также будут вызывать на интервью с целью проверки искренности ваших чувств. Я даже видела пособие для подготовки к интервью для фиктивно замужних. Пробыть в браке надо от двух до пяти лет в зависимости от того, грин-карта тебе нужна или гражданство.

Многие живут тут годами по студенческой визе, постоянно меняя места обучения. Но в этом тоже есть сложности с работой и посещением занятий. Куча ребят приезжают по системе work and travel и не хотят уезжать обратно.

Еще больше людей, которые остаются в Америке нелегально. Твой статус и документы могут проверить лишь в случае грубого нарушения закона. Здесь нет проверок на прописку просто так, как у нас. Более того, мы как-то заглохли на трассе, к нам подошел полисмен и спросил, что случилось. При этом он даже не проверил наличие водительских прав, которых, к слову, у Дениса и не было. У него есть только международные, которые он сделал в России, но они здесь не действуют.

Мы же с Денисом пока пытаемся получить политическое убежище. Срок действия туристической визы закончился в апреле и несколько месяцев мы оставались нелегалами. Сейчас находимся в процессе получения убежища — это уже легальные основания, чтобы тут оставаться. Мы ждем интервью — если нам откажут, дело будет передано в суд. Сейчас мы думаем обратиться к паралегалу — это человек, который занимается твоей легализацией в США. Он помогает писать историю для твоего дела, а иногда и придумывает ее с нуля. Посмотрим, что из этого выйдет.

Но ситуация у нас непростая. Пока идет процесс, мы не можем уехать в Россию даже ненадолго, чтобы повидаться с друзьями и близкими, иначе нас в США обратно уже не пустят, так как ранее мы нарушили сроки пребывания по туристической визе. При этом процесс рассмотрения нашего дела может быть долгим — как минимум еще два года. Когда я получу грин-карту, я смогу приехать в Екатеринбург, хотя на границе могут задавать вопросы. А вот у Дениса, как у основного фигуранта дела, ситуация еще хуже. Он не может вернуться до получения гражданства, а это еще несколько лет после получения грин-карты. При въезде у него резонно спросят, почему он поехал в страну, из которой бежал, опасаясь за свою жизнь. И грин-карту отберут, и депортируют. С гражданством он уже сможет делать что угодно — его отобрать не могут.

Денис не видит в этом большой проблемы. А вот я более сентиментальна и уже много раз думала о возвращении. Сейчас, правда, все больше о временном. Почти за год жизни в Америке привыкла. Но если я решу вернуться в Россию насовсем, то здесь для меня никаких последствий не будет — вся процедура получения убежища конфиденциальна, тут про это никто не узнает.

Как уехать и остаться в США по туристической визе

В США можно приехать туристом, а затем продлить срок визы до 6 месяцев. За это дополнительное время можно использовать 1 из нескольких вариантов, как легализоваться в США по туристической визе.

В США можно легализоваться по туристической визе.

Как остаться в США по туристической визе

Продление визы туриста

Прошение о продлении срока действия визы следует подавать не позднее, чем за 1 месяц до окончания периода пребывания в США, указанного в документе.

Решение может быть как положительным, так и отрицательным. Воспользоваться этой услугой можно дважды.

Получив отказ, надо покинуть территорию Америки в обозначенные сроки. Игнорирование письма наказуемо. Возможен суд и депортация.

В заявлении на продление визы должны быть указаны причины: посещение научных мероприятий, бизнес-встреч и т.д., время проведения которых не совпадает со сроками действия визы. Отказ возможен также при установлении фактов нарушения американских законов.

Смена туристического статуса на учебный

После поступления в учебное заведение будет произведена смена статуса, при котором жить в Америке разрешат в течение 5 лет. Уезжать в этот период с территории США нельзя.

Необходимо регулярно посещать образовательное учреждение и оплачивать учебу, по окончании которой при поступлении на работу можно продлить действие разрешения на 1 год.

Замена туристической визы на рабочую

Эмигрировать в США можно, заключив трудовое соглашение с работодателем, который подаст прошение о замене статуса туристической визы на рабочую.

Он должен будет доказать, что этот профессионал необходим компании.
Квалифицированным сотрудникам оформляют разрешение типа Н1В со сроком действия до 6 лет. Желающим иммигрировать в Америку и вести бизнес — L1. Такая виза действительна 3 года. Затем ее можно продлить.

Свадьба с гражданином/гражданкой США

При оформлении брачных отношений возможна иммиграция в США. Свадьба с гражданином/гражданкой США дает право на получение грин-карты.

При выявлении признаков фиктивного брака возможна депортация или арест. Положительный ответ дает право на получение условной грин-карты на 2 года, а через 6 месяцев оформляется заявление на бессрочную. Проживание на территории Америки в течение 3 лет позволяет получить гражданство.

Получение политического убежища

Получение политического убежища.

Прошение о предоставлении политического убежища займет много времени и потребует моральных сил. В заявлении необходимо указать четкие и обоснованные причины.

Срок ожидания ответа составляет 150 дней. Затем следует подать заявку на получение номера социального страхования и на разрешение для выхода на работу.

При оформлении прошения политического убежища надо аргументировать тот факт, что при возвращении на прежнее место проживания возможны преследования, угрозы физической расправы, психологическое давление. Необходимо предоставить документальные или свидетельские показания.

Проводится собеседование с официальным представителем, который выявляет несоответствия в предоставленной информации. В результате принимается решение о возможности постоянного проживания в Америке или депортации.

Получение визы пострадавшего

Чтобы получить статус пострадавшего, нужны факты, что конфликт произошел в США. Либо обладать важными свидетельскими показаниями, необходимыми для расследования преступления.

В этом случае срок нахождения на территории США продлевается на 4 года. Виза пострадавшего имеет категорию U. При ее получении целесообразно обратиться за помощью к адвокату. Он сможет доказать, что предпринимаемые действия не являются мошенническими.

Участие в розыгрыше грин-карт

Американские законы позволяют любому желающему принимать участие в розыгрыше грин-карт. Для этого следует оставить заявку на сайте организатора лотереи. В указанный день будет обнародован список 55000 победителей. Розыгрыш проводится ежегодно.

13 августа 2021 г. вышло новое правило, которое сотрудники иммиграционной службы обязаны соблюдать при принятии решения о предоставлении грин-карты.

Согласно нововведению, теперь офицеры имеют право отказать тем, кто в течение 36 месяцев нахождения в США хотя бы 12 месяцев пользовался какими-либо формами социальной помощи от государства:

  • пособиями;
  • талонами на еду;
  • бесплатной медицинской страховкой и т.д.

Данное правило касается и тех, кто уже находится в США, и выигравших грин-карту в лотерею. Этот закон позволит служащему оценить риск того, что новый мигрант окажется нагрузкой для государства и будет оформлять себе пособие.

Во внимание берутся такие факторы, как:

  • знание языка;
  • наличие высшего образования;
  • возраст;
  • наличие собственности в стране изначального проживания;
  • уровень зарплаты и т. д.

Теперь многие люди обеспокоены тем, что пенсионеры и другие малообеспеченные слои населения могут лишиться грин-карты, даже если они выиграли ее в лотерею.

Под исключение попадают иммигранты, получившие политическое убежище.

Новое правило вступит в силу с 10 октября 2021 г. Кто уже выиграл грин-карту и узнал свои результаты в мае этого года, поправка не коснется, если они до 10 октября заполнят и отправят форму ds 260.

Поехать в Америку по туристической визе, а затем изменить ее статус на другой возможно. Однако не всегда получается остаться на постоянное место жительства в США.

«Я эмигрантка, у меня акцент, я не замужем и у меня нет детей». Как живут россияне, которые уехали в США по туристической или студенческой визе и решили не возвращаться

Для многих жизнь в США — это предмет мечтаний. Но попасть туда достаточно сложно — иммиграционные визы дают нечасто. Но некоторые люди делают визы другого типа и решают остаться в стране, надеясь в дальнейшем получить легализацию. Несколько таких людей согласились рассказать о своей жизни до и после переезда. 

Александр Смирнов, попросил политическое убежище

Александру нравилось жить в России до того момента, как он совершил каминг-аут. Мужчине начали угрожать в соцсетях и по телефону, даже расписывали подъезд его дома. Из-за его признания его даже попросили уволиться из пресс-службы заместителя мэра Москвы по градостроительной политике и строительству.

— Начальница надавила на мое чувство ответственности: сказала, что если ее босс узнает о моей ориентации и публичном ее раскрытии, уволиться придется всем. Я думаю, этого бы не случилось, но тогда написал заявление об уходе по собственному желанию. Конечно, мне было некомфортно, но когда живешь так ежедневно, воспринимаешь это как часть реальности, — рассказывает мужчина.

А потом умерла бабушка Александра в Благовещенске, которая оставила ему маленькую двушку-хрущевку. Он решил продать квартиру и переехать в США, так как там уже жили его друзья.

— Для меня, 40-летнего человека, не знавшего ни одного языка, кроме русского, важны были люди, которые помогут на первых порах с адаптацией, и деньги — без них переезд бы стал авантюрой, на которую я бы в этом возрасте не решился, — рассказывает Александр.

Туристические визы он сделал вместе с мамой, чтобы ей потом было легче приезжать навещать сына. Мужчина уже знал, что будет просить убежище. На самом деле так поступают многие беженцы: сперва они въезжают в страну как туристы, а потом пытаются поменять статус.

— Я снял студию в русскоязычной части Бруклина, стал учить язык и изучать город: мы с мамой ходили на бродвейские мюзиклы, отметили мой и ее дни рождения, просто гуляли. Меня поразило, что нам постоянно попадались вежливые люди. Я не видел на улицах пьяных — не возле баров, а просто идущих по тротуару. В Благовещенске таких было в избытке. Да, в метро было грязнее, чем в Москве, но положительных моментов было больше — мне нравился Нью-Йорк, и я с большим удовольствием его изучал, — рассказывает мужчина

Мама Александра уехала из страны, а мужчина в это время легко нашел бесплатных адвокатов: в США юридические компании берут на себя обязательства по помощи людям, у которых нет средств оплатить услуги юриста. Он подготовил доказательства того, что его жизни на родине грозила опасность и перевел документы.

— Такие бумаги помогают убедить иммиграционного офицера предоставить убежище, и они у меня были — справка о задержании из полицейского участка, куда я попал после акции протеста по отстаиванию прав геев в России, заметки и интервью в СМИ. С представителями этой фирмы я встречался около 10 раз, за это время мы успели обсудить все: от моих детских лет до последних дней пребывания в России. Адвокаты не любят делать прогнозы, но сказали, что шансы получить убежище, а затем и грин-карту у меня высокие.

Мужчина подал документы в 2021 году, и с тех пор ждет интервью. Такой срок ожидания —  это нормально. Очередь из тех, кто хочет получить политическое убежище — высока. По прогнозам, к иммиграционному офицеру он сможет попасть в декабре 2021 или январе 2021 года.

Через девять месяцев после подачи заявления ему дали разрешение на работу. Он устроился работать в магазин сортировщиком орехов.

— Мне платили девять долларов в час, если я работал 40 часов в неделю. Если работал сверхурочно — за каждый «лишний» час платили в полтора раза больше. Это очень небольшие для Нью-Йорка деньги, но моя зарплата сортировщика орехов все равно была выше зарплаты работника пресс-службы в Москве, — рассказал мужчина.

Потом Александр работал продавцом рыбы и салатов. Магазин, в котором он работает, находится недалеко от Манхэттен-бич, большинство покупателей — русскоговорящие, но 15-20% — американцы. Мужчина работает по 55-57 часов в неделю, но не устает морально из-за хорошего коллектива.

— Еще один важный для меня момент: я больше не вру. Я не рассказываю всем подряд о своей ориентации, но и не скрываю ее. Если меня спрашивают, честно отвечаю, что гей, а не выдумываю нелепые истории про любимую девушку, развод или несчастную любовь, — говорит мужчина.

Александр мечтает хорошо выучить язык, получить грин-карту и пойти в колледж. Сейчас он рад делать то, что делает: в этом году к нему на четыре месяца приезжала погостить мама, и он смог оплатить ей билеты и показать лучшие Бродвейские постановки.

Светлана, осталась после программы Work and travel

Светлана приехала в США почти 10 лет назад по программе Work and travel. Тогда она просто хотела подтянуть язык и заработать денег.

— Жили мы в Сан Пит Биче, Флорида. Маленький городишка в мексиканском заливе, без небоскребов, с множеством пожилых людей. Культурный шок, конечно, был из-за улыбчивости людей, так как у нас, сами знаете, на улицах друг другу никто не улыбается.
Одним словом, я и мои подруги решили остаться
. Чтобы заменить визу на студенческую, нужно было много денег, которых не было, к тому же нужно было учиться. Жениться никто не предлагал; политическое убежище делать не хотелось. Оставалось только менять визу на туристическую, так как это дёшево, но всего на 1-6 месяцев, — рассказывает Светлана.

Полгода прошли, и девушки решили переехать в большой город. Выбрали они Чикаго, хотя на тот момент уже истекли и визы, и другие документы. Они не знали, где будут жить и работать, но решили рискнуть.

— Тогда были очень популярны знакомства по интернету. Мы постоянно там с кем-нибудь знакомились. Нам написали парни из Карачаево-Черкесии, что у них есть свободная комната, где мы можем пожить. Мы, конечно, согласились. В то время, в Чикаго можно было сделать id только по паспорту и SSN. В смысле паспорт должен был быть действующим, а на визу они там не смотрели. И мы получили Id на 4 года. И пошли искать работу, — вспоминает Светлана.

Девушка устроилась работать официанткой. Официально ее статус был нелегальным, но она продолжала платить налоги.

— Сказать, что мне было страшно? Нет, не было. Только очень хотелось домой, но возвращаться, зная, что потом не пустят обратно, не хотелось, — рассказывает девушка.

Многие знакомые девушки в то время делали фиктивные браки для получения документов. Но девушка встретила настоящего супруга из Болгарии, у которого история приезда была попроще — он выиграл Green card.

— Когда мы познакомились, я была в Америке год и три месяца, он почти 3. Начали встречаться. Он сделал мне предложение и спустя 2 года мы поженились в Лас-Вегасе.

Сложностей из-за ее шаткого статуса не возникало, ведь депортируют в основном, по наводке знакомых. Они могли бы возникнуть, если бы девушка пошла учиться, либо захотела выехать из страны. С медицинской страховкой проблем не было, так как у нее она была из-за работы.

—  У меня были счета в банке, кредиты, я купила машину, т.е. могла делать много чего вполне легально.После свадьбы ждала ещё полгода, когда муж станет гражданином, и только потом подала на свои документы. Процесс занял 5 месяцев и я получила Green card, — рассказывает Светлана.

После получения заветной карты девушка первым делом полетела домой. Сейчас она живет с мужем в Лос-Анджелесе.

Яна Петрова, переехала из-за любви

Фото и имя изменены

Яна работала директором по распространению в крупном издательском доме в Петербурге и не думала что-то менять. В Нью-Йорке оказалась случайно — в гостях у одноклассницы, где на вечеринке познакомилась с Эваном.

Следующие два года они встречались в Нью-Йорке, где парень знакомил ее с родителями, приглашал пожить в свой дом в Колорадо.

— Эван и Америка нравились мне все больше: я видела, как живут здесь люди, видела, что для тех, кто хорошо работает, покупка своего дома, например, не является заоблачной мечтой — можно взять ипотечный кредит под 3% годовых. А я всегда хотела дом. Поэтому когда Эван предложил переехать к нему, я сразу согласилась. К тому же, я — дочь военного, в детстве мы много переезжали, — рассказывает Яна.

Они поженились в Колорадо и собрали документы для оформления Яны как жены. Для этого также нужны телефонные разговоры, показания общих друзей и родителей, подтверждающие наши отношения. Но потом их отношения начали рушиться.

— Я сходила с ума от безделья — бесконечно наводила чистоту в доме, готовила, даже посадила помидоры и картошку в огороде с видом на Скалистые горы. Мужа раздражала моя активность: у американцев другая ментальность, они более расслабленные — например, на то, чтобы сделать две стирки, закупить продукты на неделю и убрать дом, муж отводил себе три дня, а я справлялась за день. Ему было неловко за то, что он лежит на диване, пока я занимаюсь хозяйством, а так как я еще плохо знала язык, детально обсудить все разногласия мы не могли, — рассказывает девушка.

Потом  Эван ввязался в финансовую авантюру, потерял работу и деньги. На почве финансовых проблем у мужчины случился нервный срыв — в один из дней он сказал, что расправится со всеми, кто лишил его работы и денег, а потом застрелится сам. Девушка не стала ждать, пока он воплотит задуманное и уехала в Нью-Йорк. Она уже неплохо знала английский и владела грин-картой.

— В Нью-Йорке приютили друзья, и я стала рассылать резюме: от Conde Nast до маленьких магазинов. Мне было все равно, где работать управляющим: нужно было снимать квартиру и оплачивать счета. В итоге меня взяли на должность заместителя администратора в коворкинг WeWork — я отвечала за то, чтобы все 540 человек, арендующие у нас места и офисы, были довольны. Через полгода стала управляющим, а еще через месяц — ушла в строительную компанию, которая занимается производством и установкой воздуховодов в небоскребы. У меня не было инженерного образования, зато я закончила физико-математическую школу, поэтому в чертежах разобралась легко, — рассказывает Яна.

Сейчас девушка работает операционным директором и управляет производством. Под ее началом работает 20 человек, а  начальник в переговорах с новыми клиентами использует девушку как вау-фактор — в строительстве до сих пор работает мало женщин. Уровень жизни девушку  устраивает — он гораздо выше, чем тот, который был у нее в России.

— Мне 42 года, я эмигрант, у меня акцент, а еще я не замужем и у меня нет детей — но за шесть лет в Нью-Йорке никто не заставил меня почувствовать себя неловко по этому поводу. Отчасти дело в самом городе — здесь все откуда-то приехали, — говорит Яна.

Алена Шарандак, переехала по студенческой визе

Алена поехала в Америку по программе Work and travel — она выбрала городок Оушен-сити, штат Мэриленд. Правда, он ее не сильно впечатлил: делать было совершенно нечего.

— Я проработала там поваром три месяца, скопила немного денег и перед возвращением в Россию подарила себе неделю в Нью-Йорке. Он меня потряс! По дороге в [аэропорт] JFK я решила, что обязательно сюда вернусь, и в России взялась за дело: в августе 2021 выбрала школу по изучению английского и подала документы на студенческую визу, а в октябре — уже переехала. Поначалу было страшно: я никого не знала. Потом подружилась с двумя девушками, мы вместе сняли квартиру в конце Брайтон-бич, на Шипшед Бэй — адаптироваться стало легче, — вспоминает Алена.

Девушка перевелась в более дешевую школу английского и устроилась хостес в ресторан на Манхэттене. Это было не совсем законно — если ты студент, должен учиться, а работать не имеешь права. Она схитрила, использовав номер социального страхования, который ей дали в Мэриленде. Платили ей немного — 300 долларов в неделю.

— Помню, как смотрела на людей, покупающих в Starbucks латте за 4 доллара, и не понимала, как можно выбрасывать такие деньги, — вспоминает девушка.

Она 2 года работала на различных работах нелегалом. Девушка понимала, что нужно что-то менять, но не знала, как получить грин-карту.

— Попросить убежище? Но от чего? В России у меня все было хорошо, а врать и наговаривать не хотелось. Рабочая виза? Тоже нет, нужно было быть ценным специалистом — например, ученым или айтишником, а не экономистом, как я, которым может быть каждый второй в Нью-Йорке. Выйти замуж я всегда мечтала по любви и на всю жизнь, — рассказывает девушка.

Помог случай — девушка встретила любовь своей жизни, который сделал ей предложение. Через год она отправила документы на изменение статуса.

— Мы сходили на интервью — американские власти лояльно отнеслись к тому, что я работала нелегально, потому что все это время я платила налоги. А еще через два месяца муж избил меня так, что я подала на него заявление в полицию и развелась. Это сильно осложнило жизнь: для того, чтобы получить грин-карту, нужно быть в браке два года. Мне пришлось начать новый кейс: уже в качестве жертвы домашнего насилия. Адвокат обошелся в 10 тысяч долларов, а ждать пришлось следующие два года — к счастью, часть денег дали родители, часть скопила сама, — рассказывает Алена.

Потом девушка решила изменить профессию и стала визажистом.

— Когда друг прислал мне объявление о том, что в Chanel в универмаг Блумингдейлс требуются визажисты, я решила попробовать. Готовилась без устали: смотрела на Youtube видео Елены Крыгиной по нескольку часов, повторяла, смотрела, повторяла снова. Моя бизнес-менеджер потом рассказывала, что на интервью ее поразило мое бесстрашие — почти без опыта, я так хотела получить эту работу, что меня взяли. Собеседования длились четыре месяца — меня проверяла служба безопасности, но документы были уже в порядке, — вспоминает девушка.

Сейчас девушка живет в престижном районе в двухкомнатной квартире, одну из комнат иногда сдает на Airbnb, чтобы платить аренду и оплачивать учебу.

— Я не думаю, что вернусь в Россию. Там человек, попавший в плохие обстоятельства не по своей вине и не имеющий связей и сил постоять за себя, может просто исчезнуть с лица земли. Здесь, когда мой муж избил меня, он был американцем, а я — никем, но закон встал на мою сторону. Ему запретили приближаться ко мне, а я год бесплатно ходила к психологу и восстанавливалась, — рассказывает Алена.

По материалам: https://losangeles.zagranitsa.com/

https://meduza.io/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: